Как мы разговариваем со своими детьми…

Не редко можно услышать на детской площадке как маленькие дети называют себя в третьем лице: «Маша хочет пить», «Саша упал» и так далее и виной такому разговору мы сами.

Обратите особое внимание на то, как мы разговариваем со своими детьми.

как мы разговариваем со своими детьми

Почему то почти во всей семьях, где есть маленькие дети, как только они расстанутся с соской пустышкой и научатся ходить на горшок, принято говорить с ними в третьем лице «Вот мама Машеньку оденет и пойдет с ней гулять» или «Вот сейчас мама возьмет Мариночку на ручки». Не знаю, почему, но такая форма общения с ребенком считается нормой и подходящей, типа потому что так происходит осознание себя как личность, человека, который может сам что-то хотеть, и, говоря так ребенку, мы подталкиваем его к такому осознанию, которое происходит у ребенка только к концу третьего года жизни.

Психологи говорят, что с раннего возраста, когда мы обращаемся к детям в третьем лице, тем самым мы даем им осознать, что когда вы что-то говорите ему, вы обращаетесь именно к этому малышу, а не к какому-то там Васе. И говоря, что вы сейчас возьмете на ручки именно его, а не Гришу, Пашу и т.п. По истечению трехлетнего возраста ребенок сам научится говорить о себе «Я бегу», «Дай мне» в общем, говорить о себе в первом лице.

В этом возрасте малыш начинает говорить о себе «Я», особенно любимые слова становятся «Я сам!», отстаивая тем самым свою самостоятельность, независимость. Возраст 2,5 – 3 лет считается первым «трудным» возрастом, так как ребенок начинает проявлять свое упрямство, отстаивание собственной позиции, капризничает, выставляет на первое место свое «Я». Скорее всего, у ребенка в это время происходит «ломка» самосознания, после которой он начнет понимать что «Коля – это именно я».

А  теперь давайте подумаем, а не из-за нас ли ребенок впервые годы своей жизни говорит о себе в третьем лице, как бы со стороны? Это же мы взрослые, говорили ему, так как будто он должен себя воспринимать со стороны: «поцеловать Сашеньку в щечку?», «дать Галочке яблоко?», «а Сережа пойдет гулять?».

Мы же сами подавали ему пример, говоря так же и про себя: «сейчас папа наденет штанишки Ване», «Маме некогда, мама моет посуду». Поэтому слушая нас, дети копируют нашу речь: «Маше надо погулять», «Саше надо дать грушу». Кстати слово «надо» в детском лексиконе присутствует очень часто, потому, что так родители говорят о самих себе.

Но вот парадокс, взрослые между собой говорят по иному и дети это слушая, потихонечку начинают копировать эту речь.

Вот интересно если взрослым взять и отказаться от умилительного обращения по имени к детям, и начать с первых минут его жизни обращаться к детям нормально, разговаривая с ними, так же как между собой разговаривают взрослые. Говорить ребенку не: «Мама Гошу оденет», а «Сейчас я тебя одену». Наверное, наши детки не будут называть на себя по имени. И с маленьких начнут к себе обращаться в первом лице. Говоря на себя «Я», а, не называя себя по имени. И может, таким обращение с детками мы смягчим признаки «кризиса трех лет».

Может же быть, что в результате этого у ребенка намного раньше произойдет становление самосознания, так как он с самого начала начнет называть себя «Я».

Но нормы есть нормы. Говорят, что ребенок лучше ориентируется, в том кто есть кто, если по чаше ему говорить что мама называет себя «мамой», а папу «папой», да и его самого называют по имени («Вася пойдет гулять?», «что у Маши болит?»). Но не зря ли мы это желаем, не зря ли мы маленький мозг программируем именно на такую речь, не произойдет ли обратное, не будет ли чрезмерная психологическая нагрузка, называя ребенка в третьем лице.

Особенно в употреблении только такого обращения. Не создаем ли мы сами, того не понимая, первый трудный возраст? Может, мы недооцениваем своих детей, навязывая им тот или иной сленг, может нужно к ним обращаться как к взрослым, и тем самым формируя становление самосознание.

Комментарии закрыты.